воскресенье, 16 октября 2016 г.

Джон Бон Джови признаёт: «Три года длились мои тёмные времена, но жена спасла меня»


Рассказывая о борьбе со своими внутренними демонами после ухода из группы гитариста и громкого скандала со звукозаписывающей компанией, знаменитый рокер говорит о том, как его жена Доротея помогла ему всё преодолеть.


Джон Бон Джови с женой Доротеей, 2016 год. Фото Димитриоса Камбуриса


Последние три года были худшими в его жизни, по собственному признанию Джона Бон Джови.

Уход из группы гитариста Ричи Самборы после 30 лет совместной работы и ужасный скандал со звукозаписывающей компанией настолько потрясли легендарного фронтмена, что он совершенно пал духом.

«Всё было очень мрачно, — сдержанно говорит он, — был сложный период; казалось, что у меня на плечах тяжкий груз».

К счастью, рядом был надёжный человек, на которого он мог положиться и который сумел вытянуть его из отчаяния — его верная жена Доротея, с которой они прожили уже 27 лет.

Она поддерживала мужа, когда его мир рухнул после того, как Самбора просто «не пришёл на работу» через месяц после начала десятимесячного мирового тура 2013 года, в ходе которого предстояло дать 101 концерт.

«Это было очень, очень тяжёлое время, и я до сих пор ещё не пришёл в себя, но моя жена просто фантастически поддержала меня», — говорит он. — «Я не знаю, как бы справился без неё».

Джону 54 года, и он знает, что такое «не справляться».


Джон Бон Джови, 2016 год. Фото Карла Фокса


После выхода их третьего альбома «Slippery When Wet» («Скользко, когда влажно»), в который вошёл хит «Livin’ On A Prayer» («Живя молитвами»), у вымотанного непрерывными турами легендарного фронтмена произошёл срыв.

В 1991 году Джон ехал на приём к психологу. Ведя машину по Тихоокеанскому шоссе, он даже подумывал выпрыгнуть из автомобиля на полной скорости — так велика была его боль.


Напрашивается вопрос: как же тяжело ему тогда было?

«Я не готов поделиться этим в полной мере, но ничего хорошего в этом точно не было, — признаёт он. — Я работаю над этим. Оглядываясь назад, можно сказать, что эти три года были похожи на тот период из 90-х. Тогда я начал сниматься в кино, и это дало выход моим эмоциям. В этот раз не нашлось таких средств, но трудностей было столько же».

Неудивительно, что сейчас Джон спокоен и задумчив.

Мы разговариваем в легендарной «Avatar Studios» («Аватар Студиос»), ранее называвшейся «The Power Station» («Пауэр Стейшн»), на Манхэттене, в Нью-Йорке, где группа записала самый первый альбом и свой самый новый — «This House is Not for Sale» («Этот дом не продаётся»).


Джон Бон Джови в 1980-е годы. Фото Миррор


Это место навевает много приятных воспоминаний Джону, который работал здесь после школы, подметая полы, когда такие звёзды, как Дэвид Боуи и Мик Джаггер записывали свои хиты, – до того момента, как в 1982 был всерьёз запущен проект «Бон Джови».

Группа продала 130 миллионов альбомов, сделав своего фронтмена одной из величайших звёзд в мире, и теперь известна такими хитами, как «Livin’ on a Prayer» («Живя молитвами»),  «You Give Love a Bad Name» («Из-за тебя у любви дурная слава»), «It’s My Life» («Это моя жизнь») и «Bad Medicine» («Плохое лекарство»).

Человеком, который разделил с ним все его невероятные приключения, стала тренер боевых искусств, его жена Доротея, с которой у Джона родилось четверо детей: Стефани (23 года), Джесси (21), Джейкоб (14) и Ромео (12).

Говорят, что они познакомились, когда им было по 18: он спрашивал у неё ответы на экзамене по истории. И 27 лет назад они тайно поженились в Лас-Вегасе. Всё было решено в последний момент, и у них даже не было колец.


Джон Бон Джови, 2016 год. Фото Карла Фокса


«Моя жена очень мудрая. Она родила мне четырёх замечательных детей, и я не облажался. Я сделал правильный выбор с первого раза — она замечательная и бесконечно преданная».

«Если в шутку меня назовут образцовым супругом среди рок-звёзд, я соглашусь с этим, но Боно тоже давно женат».

Беспокоится ли она о нём в те долгие одинокие ночи, когда он на очередных гастролях?

Группа дала свыше 2 700 концертов в более чем 50 странах, а на прошлой неделе презентовала свой новый альбом, выступив в театре «Лондон Палладиум» (London Palladium) и собрав полный аншлаг (этот альбом просто НУЖНО услышать!).

«Мы вместе уже слишком долго, чтобы она беспокоилась обо мне, когда я нахожусь в турне, — смеётся он. — Самое классное — это то, что когда доверяешь друг другу, можно сказать: «Хочешь напиться? — Давай, вот бутылка» или «Хочешь разбить машину? — Разбей, но будь дома к шести». Когда есть такая независимость и доверие, ничто не имеет значения. Независимость. Вот чем стоит восхищаться. Всё остальное — просто банальность».

Она поддерживала его, когда Самбора, пытающийся справиться с наркоманией и алкоголизмом, ушёл из группы. Это глубоко задело Джона, так как он этого совсем не ожидал.

И ясно, что Джон, который написал балладу «Living with the Ghost» («Жить с привидением») о его уходе, всё ещё не до конца понимает, почему это случилось.

«Всё было здорово, и мы как раз возвращались c отдыха, но он больше не пришёл на работу. Никто из нас не видел его три с половиной года. Это было шоком. Мы никогда не ругались и не ссорились… Уж деньги тут точно ни при чём. Билеты раскупались на каждый концерт, в тот период наш альбом был номером один в американских чартах».

«Потом он связался с нами в соцсетях, что было очень любезно с его стороны. Но мы никогда его больше не видели. Никто из нас».

Уход Самборы пришёлся на то же время, что и серьёзный скандал с руководством «Меркьюри» (Mercury): Бон Джови угрожал разорвать контракт со студией, с которой проработал всю свою карьеру.

В итоге всё разрешилось ценой длительных переговоров, окончательно вымотавших его.

По словам Джона, выход нового альбома – единственного, написанного без участия Самборы, – совпал с тем, что впервые за долгие годы он «физически почувствовал себя лучше».

«Это первый день, когда я наконец увидел свет в конце тоннеля, — говорит он. — Эти три года были очень тревожными. Сейчас альбом вышел, и физически мне становится лучше».

«Очень много всего наложилось друг на друга, и снежинка превратилась в целую лавину. Я горд тем, что всю свою жизнь играю в одной группе, выпускаю альбомы под одним лейблом и женат на одной и той же женщине».

Мы разговариваем о фестивале «Дезерт Трип» (Desert Trip) в Коачелле, Калифорния, на котором Пол Маккартни, The Rolling Stones, Роджер Уотерс и The Who отрываются, как и в 70-е.

Видит ли он себя пенсионером, неспешно и величаво поднимающимся на сцену?

«Ни за что, — смеётся он. — Я недавно видел Пола Маккартни и Роджера Уотерса, храни Бог их обоих. Мик был моим кумиром как фронтмен рок-группы, и я всегда думал, что когда The Rolling Stones прекратят выступать, я буду знать, когда надо остановиться. Вот где будет конец дистанции, вот к чему надо стремиться. Но этот чувак всё никак не успокоится! Я моложе на 20 лет, и это дох*ра тяжело».

Не считая концерта в «Лондон Палладиум», на котором присутствовали победители конкурса, в последний раз он был в Великобритании в 2013 году. Выступая на благотворительном мероприятии в поддержку бездомных, Бон Джови завязал неожиданное знакомство с принцем Уильямом.

Герцог Кембриджский даже присоединился к Джону и Тейлор Свифт на сцене, чтобы исполнить «Livin' On A Prayer» («Живя молитвами»). Эта новость облетела весь мир.

«Мы с принцем Уильямом просто сидели и разговаривали несколько часов, — говорит он. — У нас нашлось много общего. Мы говорили о его ребёнке и благотворительной работе. Он очень обаятельный и не по годам мудрый. Я сказал ему, что мы совсем чокнутые, раз ещё не познакомились с его женой. К моему удивлению, принц знал слова «Livin' On A Prayer». У него хороший голос».

Зная о его близкой дружбе с Биллом и Хиллари Клинтон, Джона часто спрашивают, не собирается ли он заняться политикой. По его словам, они даже помогли ему пережить последние «тёмные» времена.

«Мы часто ходим друг к другу в гости, — говорит он. — Мы не раз вместе сидели у меня на веранде. Они очень помогли мне, когда я переживал трудные времена. Очаровательная пара».

Несмотря на то, что Джон поддерживает демократов, он говорит, что понимает, как Дональд Трамп привлёк электорат.

И, учитывая повергшие всех в шок результаты голосования о выходе Великобритании из ЕС, он считает, что возможен любой исход, когда речь идёт о возможном президентстве Трампа.

«В Великобритании ходили такие разговоры: «Я просто возьму и проголосую за выход, я им покажу». А потом на утро ты просыпаешься и думаешь: «Что… что мы сделали?». Я молюсь Господу о том, чтобы это не повторилось у нас».

«Всё может быть. Я не собираюсь поливать его грязью. Но я вижу пропаганду, которую он ведёт среди той части населения, которая представлена белыми мужчинами пожилого возраста — они лишились работы, им тяжело снова устроиться, они потеряны… Им не повезло иметь дом с белым заборчиком, как моим родителям 50 лет назад».

«Я понимаю, почему расстроен этот парень. Не только в Штатах, но и в Великобритании мы пришли к большому разрыву между обеспеченными и неимущими. Это и в самом деле так».



Оригинал публикации: «Миррор»


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.



Комментариев нет:

Отправить комментарий