четверг, 1 марта 1990 г.

ДЖОН БОН ДЖОВИ: «Эта группа путешествует по-настоящему»


В России Джон Бон Джови действительно вкалывал. Я постоянно видел, как он даёт интервью, фотографируется, проводит экскурсии для съёмочной группы, проверяет готовность сцены или кого-то встречает. Когда мы покидали Россию, он был истощён: всего через несколько минут после взлёта Джон вырубился, распластавшись на кресле.

Не думаю, что он понимал, на что согласился. Он предполагал, что работать придётся много, однако никак не столько, сколько ему пришлось. Когда он добирался до стоек банкетного обслуживания, они уже не работали, и Спэнки, его костюмер, каждый вечер в обязательном порядке выискивала для него сэндвич. Его друг Оби привёз с собой тонну фастфуда, так как боялся, что в России его не найти, и слава богу — скорее всего, благодаря этому Джон остался в живых. Вероятно, пару часов каждое утро он тратил на то, чтобы выйти из диабетической комы, в которую загнал себя накануне!

Говорят, всего через пару недель после его возвращения домой молодёжь, а также многие взрослые люди в России уже считали его легендой. Нам рассказали, что альбом постоянно крутят на русском радио; так же популярны и видеоклипы: старшее поколение фанатеет от «I'll Be There For You» («Я буду рядом с тобой»), а Джон почти собрал вещи и готов вернуться.

«Россия — как страна Оз, — говорит Джон. — Всё вокруг серое, даже не чёрно-белое. Ходят слухи, что женщины здесь просто огромные, на лице у них растут усы — это так, однако Мисс Сибирь достаточно хороша, чтобы приехать туда вновь».

Что вас больше всего поразило в поездке в Россию?

То, что мы смогли провезти рок-н-ролл через границу, которую политики боялись пересечь. Мы приехали, выступили хедлайнерами этого огромного мероприятия, выпустили там альбом. С этого момента приезд в Россию перестанет быть чем-то удивительным: она станет традиционным пунктом турне для различных групп. Все рок-н-ролльные группы теперь будут нас ненавидеть.

Алекс из «Парка Горького» сказал: его поразило всё, что мы сделали. Как русский он и представить не мог, что то, что мы провернули, вообще могло произойти в его стране. 

Супер. Действительно ли вы заранее планировали обойти таможню и приземлиться в таком малоизвестном аэропорту?

Да.

Вам хотели облегчить задачу? Как?

Стас Намин честно выполняет свою работу в России, в особенности в музыкальной индустрии.

Как вы познакомились?

Он приехал в дом к Дэннису Берарди в Нью-Джерси вместе с «Парком Горького», чтобы заключить контракт со звукозаписывающей компанией в Америке. Нас попросили написать им песню и в целом принять участие в этом проекте.

Именно тогда вам пришла идея о концерте?

Мы уже согласились провести концерт для «Make A Difference Foundation» («Мейк-э-диффренс Фаундейшн»), а когда познакомились с «Парком Горького», они подкинули идею о поездке в Россию. Потом они предложили провести этот концерт в России. Изначально мы планировали отправиться в турне, начав с Сеула во время Олимпийских игр и окончив его в августе этого года в России. Это стало бы началом и окончанием тура. Но потом мы согласились выступить для фонда, одно привело к другому — так и появился концерт.

В России уже вышел альбом «New Jersey» («Нью-Джерси»)?

Вышел, когда мы были там.

Что-то уже известно об объёмах продаж?

О, нет, мы никогда об этом не узнаем. Они просто забрали пластинки, и всё. За 9 600 долларов заполучили свою первую запись с Запада.

За 9 600 долларов русские насовсем заполучили «New Jersey»?

Угу. У меня есть копия: каждая буква на ней — на русском. Именно этого мы хотели, именно это мы хотели сделать первыми — выпустить официальную пластинку в России.



Фото Надира Чанышева



У них и видеоклипы есть?

Стас передал местному аналогу MTV все наши клипы — они часто их ставят, насколько мне известно.

Как вам Россия?

Там, а-а-а... милые, дружелюбные люди, но им нужно навёрстывать упущенное в технологиях. Нужно понимать, насколько мы принимаем Америку как данность. Но там было хорошо, поеду туда ещё.

Вы заметили разницу в молодёжи?

Только в первый день. В первый день они были в шоке, просто ошарашены. Они не знали чего ждать, так как впервые видели подобное шоу. Там был, например, Оззи, которого они знали 20 лет, и я, которого они знали, наверное, год. Однако когда он вышел на сцену, это не произвело ошеломляющего эффекта — я думал об этом, но он лучше выразил мои мысли: «Они знали меня 20 лет, я был для них бессмертным. Увидев обычного человека, смертного, они были в шоке». На второй день они были от него без ума. Но в первый они просто смотрели на него: «Вот это да! Это правда он, тот, на чьи фотографии мы смотрели столько лет!»

На второй день всё было намного лучше. Они увидели всё по телевизору — один канал постоянно транслировал концерт. Затем прочитали об этом в газетах — так и пошла молва. Думаю, большинство из них были на шоу два дня подряд, и казалось, что во второй день они чувствовали себя намного комфортнее — как будто мы были в Акроне штата Огайо.

Сколько человек в итоге посетило фестиваль?

Без понятия. Слышал, что около 70-90 тысяч каждый день.

Вы заметили военных в секторах, и много ли людей было в форме?

Я много что об этом слышал. Слышал, что хотя всё казалось прекрасным, открытым и свободным, намного проще билет было получить, если ты военный. Ну, или если ты согласился надеть свою форму. Вообще-то это слухи, но так говорили.

Как вам пришла идея и как вы решились пробежать через толпу в начале своего сета?

Я был в фургоне с видеоаппаратурой, смотрел выступление Scorpions, и вдруг в кадр камеры попал центральный проход. Мои глаза загорелись, голова просто взрывалась — я знал, что именно так попаду на сцену. Я вышел в зал, когда свет приглушили. Никто меня даже не заметил. На мне была шинель, фуражка, и ничто не могло меня остановить.




Фото Эдди Маллюка



Вы действительно застали зрителей врасплох.

Во второй день уже нет. В первый они были в замешательстве. Подумали, что какой-то солдат лезет на сцену. Если вы посмотрите фестиваль по телевизору, то увидите большую разницу на второй день. Они знали, что это снова произойдёт, так как про это говорили в новостях, когда они пришли домой. Во второй день они пытались перепрыгнуть через ограждение и подойти по проходу к сцене — это было круто.



Фото Бориса Бабанова



Вы упомянули повторный приезд в Россию. В этот раз вы выступали бесплатно, а что будет в следующий раз с учётом того, что экономическая ситуация настолько неблагоприятна?

Пока их валюта не станет свободно конвертируемой, не думаю, что в отношении оплаты что-то изменится, однако Россия продаёт западным странам природные ресурсы. Там много нефти, икры, бриллиантов. Вполне себе самодостаточная страна при условии наличия технологий. Все эти коммунистические идеи об изоляции и независимости выглядели хорошо только на бумаге. Ничего так и не вышло, ведь пока мы изобретали видеомагнитофон, им и миксер казался слишком сложным.

Облака действительно разгоняли?

Да, они и во время Олимпиады это делали. Но не думаю, что Док им за это заплатил — я-то его знаю.

Всё прошло так, как вы ожидали?

Думаю, всё прошло хорошо. Не так масштабно, как я надеялся или ожидал, потому что в моём родном городе мы не смогли организовать платную трансляцию, и полагаю, так же было во многих других городах по стране. Но когда фестиваль покажут по MTV или FOX, думаю, очень много людей увидят то, что мы сделали.

Есть ли у вас информация, сколько людей увидели специальный платную трансляцию? Сколько денег было собрано?

Все полученные средства идут на благотворительность, но я не знаю, сколько людей уже увидело фестиваль. Себастьян сказал, что он слышал, эта трансляция стала крупнейшей для них. В этом году Док ещё пару раз приедет в Россию, и уже потом мы узнаем о финансовых результатах. Предполагается, что полученные средства будут разделены между американскими и российскими центрами пополам.

Помимо большого числа приятных воспоминаний и достижений, что памятного ещё вы привезли с собой из России?

Самое крутое, что мне удалось привезти — это военная форма, которую я выменял на пару спортивных брюк, джинсы и несколько кассет. В ней я был, когда пробирался через толпу. Я был уверен, что её заберут на таможне, думал, как же её провезти, но нас даже не остановили! Я вёз 40 банок икры, картины, всего и не перечислишь. Да, я выглядел как коммивояжёр... Блин, может, я впредь буду так делать в поездках, раз это сработало один раз...


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.


Источник: Тин Тробс, март 1990