понедельник, 29 октября 2018 г.

Bon Jovi после 30-летнего перерыва выступит в 2019 году в Москве


Музыканты выступят 31 мая на стадионе "Лужники"


Фото Дэвида Ричарда


МОСКВА, 29 октября. /ТАСС/. Рок-группа Bon Jovi спустя 30 лет возвращается в российскую столицу, где выступит 31 мая 2019 года на стадионе "Лужники". Об этом сообщила глава концертного агентства SAV Entertainment Надежда Соловьева.

"Наконец мы анонсируем сольный концерт Bon Jovi в "Лужниках" 31 мая. Нам кажется, что это абсолютно историческое событие, потому что они здесь были один раз, и это было 30 лет назад", - сказала она, подчеркнув, что менеджмент группы настоял на организации шоу именно на том стадионе, где коллектив выступал в 1989 году в рамках Московского музыкального фестиваля мира.

Москва станет первым городом в расписании долгожданного тура американцев, которые дадут в Европе 42 концерта. Программа выступлений будет меняться в зависимости от популярности песен в той или иной стране, сообщили организаторы. В Москве Bon Jovi пообещали исполнить свои главные хиты: You Give Love a Bad Name, It's My Life, Wanted Dead or Alive, Bad Medicine и Livin' on a Prayer.

Билеты поступят в продажу 31 октября. Их стоимость составит от 3 тыс. до 20 тыс. рублей за VIP-место.



воскресенье, 28 октября 2018 г.

Джон Бон Джови дал новое интервью австралийскому ТВ


Фото «Тендейли»


Вот некоторые выдержки.

О Ким Кардашьян и том, как она дошла до славы такой:

«Я думаю, это ужасно, что мы живём в таком мире, и я могу сказать, что никогда не тратил и 60 секунд своей жизни на всяких там «Домохозяек» и прочих Кардашьян из телешоу... я не знаю их названий. Это не для меня. Что будет в вашей автобиографии? «Я сделал порно и думаю, что прославился». Ё... Простите, я пас. Пойдите и напишите книгу, нарисуйте картину, играйте, пойте, учитесь. Если ребёнок скажет мне: «Я хочу быть знаменитым», я спрошу «зачем?». Слава является побочным продуктом написания хорошей песни».

"I think it’s horrific we live in that world and I can tell you I’ve never given sixty seconds of my life, ever, to one of those 'Housewives of blah blah' or Kardashians. I don’t even know their names. I’ve never watched sixty seconds of their show. What’s going to be in your autobiography? 'I made a porno and guess what? I got famous', he said. F*ck sorry, I'll pass. Go and write a book, paint a painting, act, study, sing, play, write."

О Ричи Самборе, который ушёл из группы в 2013 году и присоединился к ней на сцене во время церемонии введения Bon Jovi в «Зал славы рок-н-ролла»:

«Истина истины заключается в том, что он не явился выступать на концерт, а затем не навещал нас пять лет. Ссоры не было. Его привычки мешали ему приходить на работу, и он просто не появлялся».

"The truth of, the truth of the truth is he didn’t come to a show. And then he never came to see us in five years. There was no falling out. His habits got into the way of him coming to work. And he just didn’t show up."


Фото «Тендейли»


Об уничижительном опыте:

«Это унизительно, но даже если играешь для 20 человек, то выкладываться надо по полной, как если бы ты выступал перед 75-тысячной аудиторией».

"It’s humbling. But honest to goodness, if I were performing for 20 or 75,000, the same amount of effort goes into it."




О жене:

«Мне посчастливилось с первого раза заполучить отличную жену. Это больше о партнёрстве, дружбе и взаимном восхищении, чем о «что ты делаешь сегодня вечером в баре отеля?»


"I’m fortunate enough to have a great wife that I got right the first time. It’s more about a partnership and a friendship and a mutual admiration society than it is about: ‘what are you doing tonight in a hotel bar’?"

И… его единственная работа в его браке?

«Я делаю чай».


Источник: «Тендейли»





четверг, 12 апреля 2018 г.

Ричи Самбора о воссоединении Бон Джови в Зале славы рок-н-ролла: «Все возвращаются на свои места»



Фото Джозефа Лланса


Ниже представлен фрагмент интервью Ричи Самборы интернет-изданию Billboard.

Ричи, поздравляем с включением в Зал славы рок-н-ролла. Как вы узнали об этом?

Разговоры начались примерно за неделю до объявления номинантов; я старался не слишком радоваться, так как подумал — мало ли что. Нас уже номинировали раньше [в 2011 г.]. Я выкинул это из головы, ведь родоначальники Зала славы не замечали нас до этого момента. Но я подумал, что когда-нибудь я туда всё-таки попаду. Может, уже после смерти, но попаду. [Смеётся].

Зал славы рок-н-ролла — без сомнения, важный рубеж. Как я сказал, долгое время я старался не слишком радоваться, но сейчас уже начинаю. Я рад, что попаду туда при жизни.

За Бон Джови проголосовало больше всего фанатов — более миллиона. Что это значит для вас?

Музыкой занимаются не ради наград. Всё ради фанатов — вот в чём правда. И эта награда — это прежде всего они, потому что без них не было бы Зала славы рок-н-ролла. Не было бы музыкального шоу-бизнеса. Просто задумайтесь: вы организуете концерт, и если поклонники не придут, концерта не будет.

Каково было вновь репетировать с Бон Джови? Должно быть, это пробудило воспоминания?

В течение 31 года мы вживую выступали перед миллионами людей. Скучаю ли я по этому? Нет, но вспоминать приятно. Здорово всех снова увидеть. Мы уже репетировали, всё прошло отлично, никакой неловкости. Химия вернулась очень быстро — она уже хранится в нашей мышечной памяти. Если 30 лет вы выступали и гастролировали, [церемония включения в Зал славы] — это ещё один этап. Значимый, поэтому вперёд!


Источник: «Билборд».

Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.


Читайте также: «Некоторые из нас даже чувствуют облегчение!» — Джон Бон Джови о номинировании на включение в Зал славы рок-н-ролла и приглашении Ричи Самборы



Bon Jovi в Зале славы рок-н-ролла: ранние годы в Сэйревилле и Асбури Парк



Джон Бонджови и The Wild Ones в клубе «Фаст Лейн». 1981 год. Фото Питера Мантаса


Начало 80-х годов прошлого века, клуб «Fast Lane» на 4-й авеню в Асбури Парк.

На сцене выступает какая-то группа, но людей собралось немного. Это была «Atlantic City Expressway». Там же присутствовал и Тони Паллагрози, бывший участник группы «Asbury Jukes», который уже начал заниматься бронированием концертных площадок. Внезапно он замечает, что всё внимание небольшой толпы приковано к фронтмену на сцене — Джону Бонджови.

«Там было человек 20, и примерно 18 из них — девушки. Они стояли прямо напротив Джона, выкрикивая и подпевая. Было ощущение, что на сцене был сам Мик Джаггер, — делится Паллагрози. — Я был впечатлён».

«Fast Lane» вмещал 700 человек, но внутри почти никого не было, только эти ребята, стоявшие прямо перед сценой в огромном пустом зале. Было стойкое ощущение, что там происходит нечто особенное».

Питер Мантас, друг детства Джона Бонджови, который раньше руководил группой, тоже понимал: происходит нечто особенное.

«У меня нет сверхспособностей, но я отчётливо помню, как посмотрел на всех этих девушек и сказал сам себе, что это неспроста, — говорит Питер. — Я понял, что когда-то они будут выкрикивать имя Джонни. Это было что-то невероятное».



1991 год. Джон Бон Джови раздаёт автографы танцовщицам из образовательной организации «Up With People» перед началом церемоний открытия чемпионата «Супербоул XXV» на стадионе «Тампа Стэдиум»


Джон Бонджови (ныне Джон Бон Джови), выросший в Сэйревилле, будет включён в Зал славы рок-н-ролла на церемонии, которая состоится в субботу, 14 апреля 2018 года в Общественном конференц-зале в Кливленде. В церемонии также примут участие действующие члены группы Дэвид Брайан (г. Эдисон), Тико Торрес (г. Вудбридж), Хью Макдональд (г. Филадельфия) и её бывшие участники — Ричи Самбора (г. Вудбридж) и Алек Джон Сач (г. Перт Амбой).

Самбора и Сач также выступят с группой в Кливленде.

Трансляция церемонии пройдёт в субботу, 5 мая 2018 года в 20:00 (по североамериканскому восточному времени) на канале HBO.

Группа Bon Jovi продала более 130 миллионов альбомов и является одной из немногих рок-групп, которая до сих пор собирает полные стадионы по всему миру. Последний альбом группы «This House Is Not for Sale» («Этот дом не продаётся») стал первым в списке наиболее популярных альбомов по версии журнала «Billboard» после выхода в ноябре 2016 года. Он повторил свой успех в начале марта 2017 года, когда пополнился двумя новыми песнями. В субботу и воскресенье, 7 и 8 апреля, группа выступит на спортивной арене «Пруденшал-центр» в Ньюарке.

Однако в конце 70-х прошлого века до статуса звёзд рок-н-ролла было ещё очень-очень далеко. Настолько далеко, что путь группы начинался в Сэйревилле, а затем следовала длительная остановка в Асбури Парк.

«В 1978-1979 мы всё ещё учились в школе и бывали во всех рок-клубах Нью-Джерси, — рассказывает Мантас, друг детства Джона Бон Джови, живший в районе Шервуд Форест Сэйревилля. — Асбури Парк занимает особое место в моём сердце и, конечно, сердце Джона, потому что он был нашим Диснейлендом. Везде были клубы. Алкоголь можно было употреблять с 18 лет. Нам было 16. Мы брали с собой друзей, у которых были права, чтобы они отвезли нас туда. Нашим местом был бар «Fast Lane».



Джон Бонджови во главе Atlantic City Expressway в клубе «Фаст Лейн» в Асбури Парк, Нью-Джерси, США. 1979 год. Фото Питера Мантаса


«Басс-гитариста [«Atlantic City Expressway»] поймали с поддельными правами в клубе «The Stone Pony» — так и закончилась наша  с ними история».

«Fast Lane» в то время принадлежал Филу Дианджело, управляющим был Джим Джантонио, а шоу, проходившие там, включая концерты U2, Ramones и Джоан Джетт, определённо были более продвинутыми, чем то, что происходило в «The Stone Pony».

«Два года подряд по воскресеньям мы выступали в «Fast Lane», при этом в зале было не более 20 человек», — рассказывает Мантас.

Затем продажей билетов занялся Паллагрози, и ребята, среди которых был [Дэвид] Брайан, стоявший у истоков группы, начали выступать на разогреве у «Hall & Oates», Нормана Нардини, «Mink DeVille» и других. Группа играла смесь рок-н-ролла и ритм-н-блюза и часто исполняла кавер-версии песен Брюса Спрингстина и «Southside Johnny & The Asbury Jukes». Это была музыка Асбури Парк нового поколения.

«Atlantic City Expressway» по сути копировала стиль Саутсайд Джонни и Спрингстина», — говорит Паллагрози. 

Успех Спрингстина очень вдохновил молодого Джона Бон Джови.

«Джон тратил все свои деньги на пиратские копии пластинок Брюса. Он с головой ушёл в эту музыку, — рассказывает Мантас. — Я дал ему послушать «Рождённый бежать» («Born to Run»). Он капитально влюбился в Брюса. [Спрингстин] был артистом из Нью-Джерси, а [«Atlantic City Expressway»] выступала по городу, пытаясь получить концерт в «The Stone Pony» в Асбури Парк».

В январе 1980 года, когда Джон Бон Джови и Atlantic City Expressway исполняли «Земля обетованная» («The Promised Land») в баре «Fast Lane», Брюс Спрингстин выскочил к ним на сцену, чтобы допеть песню вместе.

«В конце вечера [Спрингстин] спросил, откуда парни знают песню «Движение на улице» («Action in the Street»), — рассказывает Мантас. — Джон нашёл её на одной из пиратских копий».

Время на Оушен-авеню летело быстро.

«После саундчека мы шли в развлекательный павильон [расположенный в бывшем парке развлечений «Palace Amusements»], проходили зеркальный лабиринт, затем шли в «Cameo» [бар на главной улице], потому что там сидели только старые знакомые, а пиво было дешёвым», — сказал Мантас.

После концертов, вместе с элитой рока Асбури Парк, Мантас, Бон Джови и Брайан собирались в баре, расположенном в бывшем отеле «Jefferson» на Оушен-авеню.

«После закрытия [владелец Тони Албано] выключал свет, ставил на барную стойку свечи, и мы тусовались с Брюсом Спрингстином, Саутсайд Джонни, «The Shots», «The Shakes», Билли Гектором, а ведь мы были детьми. Нам было по 17-18 лет, а мы гуляли по Асбури Парк до пяти утра, — вспоминает Мантас. — Утром мы шли в школу, рассказывали обо всём друзьям, но поверить нам было трудно».

Со временем необходимость сделать следующий шаг в карьере росла. Джон Бон Джови присоединился к группе «The Rest», в составе которой был уроженец Нью-Джерси Джек Понти, затем была создана «John Bongiovi and the Wild Ones».

«Я отправил демозапись Джона Тому Уэйли из Capitol Records», — говорит Паллагрози, друг Уэйли по Point Pleasant Beach High School (школа в Пойнт-Плезант-Бич, Нью-Джерси).

Звучание песен было в значительной степени типичным для Асбури Парк, с налётом Спрингстина. Ничего похожего на стадионный рок, который принёс Бон Джови популярность.

«[Уэйли] она не заинтересовала, и на то были основания, — рассказывает Паллагрози. — Это было лучшее решение для Джона в долгосрочной перспективе. Не думаю, что Джон стал бы настолько популярным, как сейчас [если бы заключил контракт с Capitol Records]».

Затем, благодаря Мантасу, на орбите Джона Бон Джови появилась ключевая для его судьбы личность.

«Я познакомил его с Джорджем Караком, который тогда работал со знакомыми мне Тони Ромео и The Sinners, — вспоминает Мантас. — Я привёз Джорджа в Сэйревилль, они потусовались один день и написали песню «Runaway» («Беглянка»).

Её записали на студии Power Station, владельцем которой был Тони Бонджови, родственник Джона, собравший для записи песни звёздный коллектив: Рой Биттан из «E Street Band» и Хью Макдональд, который позже стал басс-гитаристом Бон Джови.

«Runaway» попала на радиостанцию WAPP 103.5 FM «The Apple» в рамках конкурса молодых исполнителей. Диджей Чип Хобарт взял на себя ведущую роль в продвижении песни.

У Джона Бон Джови был хит, но не было группы. Рядом был Брайан, который как раз оставил музыкальное образование в Джульярдской школе.

«Алек Джон Сач стал очень важным членом группы, — говорит Мантас. — Без Алека, не было бы Тико, с которым он играл в Phantom’s Opera, и не было бы Ричи».

«Runaway» бомбила по полной, мы старались собрать группу, и первым стал Алек».

Парни поставили Торреса перед выбором — присоединиться к ним или остаться с «Franke and the Knockouts».

«Мы пошли на их совместный с «Toto» концерт в «Garden State Arts Center» [в Холмделе], — рассказывает Мантас. — Это было последнее выступление в турне, и мы поставили ультиматум: присоединиться к новой группе или остаться в «Franke and the Knockouts». Он принял правильное решение».

Фрэнк Превит, фронтмен «Franke and the Knockouts», позже написал хиты для фильма «Грязные танцы»: «(I’ve Had) The Time of My Life» («Лучшее время в моей жизни») и «Hungry Eyes» («Голодные глаза»).

Что касается игры на гитаре, работа Билла Фрэнка из «Atlantic City Expressway» и Дейва Сабо, который позже стал знаменитым в составе «Skid Row», не складывалась. Появился Ричи Самбора из Вудбриджа, который начал работу в «Charley’s Uncle» в Ист-Брансвике и был лидером новой группы «Message». Пробы прошли на репетиционной площадке группы, расположенной на Нью-Брансвик-авеню в районе Фордс Вудбриджа.

«Я сказал, что это он. Нам не нужно больше искать, — вспоминает Мантас. — У меня сохранилась запись с репетиции. Ричи дал жару».



Питер Мантас и Джон Бонджови


«Нам не хватало только Ричи. Когда он присоединился к группе, изменилась динамика. Вокальную часть исполнял Джон, а Ричи с его отличным голосом дополнял его».

Страсти по «Runaway» достигли такого размаха, что крупные игроки решили сделать свой ход. Дерек Шульман и Джерри Джаффе из Mercury Records приехали в дом Мантаса в Шервуд Форест.

«Мои родители были в отпуске, и мы организовали площадку для группы в подвале, — вспоминал Мантас. — Они приехали — это была последняя встреча, чтобы решить, будут ли они подписывать с Бон Джови контракт. Группа репетировала в подвале. Мы поднялись в столовую, заказали китайскую еду и заключили сделку».

Мантас также понимал, что изменится не только это.

«Я знал, что не останусь их менеджером, — сказал Мантас. — Нам нужен был настоящий менеджер».

Появился Док Мак-Ги, менеджер Motley Crue. Он увёл группу Бон Джови от традиционного звучания Асбури Парк в сторону хард-рока, который вскоре представил публике новый метал благодаря таким хитам, как «Livin' on a Prayer» («Живём молитвами»), «Bad Medicine» («Плохое лекарство») и «You Give Love a Bad Name» («Ты позоришь слово «любовь»).

«Всё произошло как нельзя вовремя, — сказал Мантас. — Van Halen только что распалась. Def Leppard прогремела. [Бон Джови] собирались назвать Intruder. Не «Джон Бонджови и компания». А потом вдруг пришла идея с Bon Jovi. Джон это придумал».

«Док увидел возможность создать группу по образу «Motley Crue», которая бы понравилась не только дочерям, но и их мамам, — рассказывает Паллагрози. — Что-то по типу «The Beatles» и «The Rolling Stones».

То есть Bon Jovi играл роль группы для всей семьи вроде «The Beatles» и, рискованной «The Rolling Stones».

«Док увидел возможность создать группу, которая будет интересна более широкому кругу фанатов», — вспоминает Паллагрози.

Мантас пережил прорыв альбома «Slippery When Wet» («Скользко, когда влажно») в 1986 году вместе с группой и оставался в ней вплоть до 1989 года, когда из очередного пункта турне в Мичигане он на автобусе уехал домой. Он сохранил дружеские отношения с членами группы и стал одним из основных покровителей музыкального сообщества Асбури Парк, которое за последние десять лет вернулось к активной деятельности.

Сейчас он является директором по организации мероприятий в ресторане «Langosta Lounge» и яхт-клубе Асбури Парк.



Бывший менеджер Бон Джови в бывшем баре «Камео» в Асбури Парк. Фото Криса Джордана


«Моя работа заключается в том, чтобы помогать местным группам взбираться по лестнице вверх, давать им подсказки, предупреждать о том, что будет дальше, — рассказывает Мантас. — Знайте: если вы хотите стать успешным, вам придётся отдать семь кусочков своего торта. Вы получите лишь один кусочек, но один — лучше, чем ничего».

Он будет следить за церемонией в Кливленде.

«Я буду улыбаться до ушей, — сказал Мантас. — Здорово, когда твой друг, которого ты знаешь с 5 лет, попадает в Зал славы рок-н-ролла! И они до сих пор занимаются музыкой — с 1978 по 2018 год, уже 40 лет».

«От Шервуд Форест до Зала славы рок-н-ролла — это удивительно!»



Источник: «Асбури Парк Пресс».


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.



вторник, 19 декабря 2017 г.

«Некоторые из нас даже чувствуют облегчение!» — Джон Бон Джови о номинировании на включение в Зал славы рок-н-ролла и приглашении Ричи Самборы



Фото Коха Хасебе


Немало времени понадобилось на то, чтобы группа Bon Jovi стала членом Зала славы рок-н-ролла. Но вот, в 2018 году это наконец случится. Основатель, фронтмен и тёзка группы Джон Бон Джови очень эмоционально воспринял новость, объявленную в среду утром (13 декабря 2017 года – прим.).

«Это отличная новость для всех, — сообщил он. — Для группы, для людей, которые нас поддерживают, для наших родных. Многие рады и гордятся этим событием. Некоторые из нас даже чувствуют облегчение!».




Объявление о принятии группы в члены Зала славы рок-н-ролла (помимо Bon Jovi в список были включены также группы Moody Blues и Cars, певица Нина Симон и госпел-гитаристка Розетта Тарп) стало признанием рокеров из Нью-Джерси, оказавшихся вне игры во время номинации 2011 года. Группа Bon Jovi поблагодарила своих фанатов, благодаря которым она получила максимальное количество голосов — 1 162 146, на 214 000 голосов больше, чем у Moody Blues.

«Когда мы номинировались в прошлый раз, голосования фанатов не было. Многие удивлялись, почему в том году мы не выиграли. Голосование было закрытым, и на вопросы никто не отвечал, — рассказывает Джон. — Но в конце концов голосование фанатов всё-таки ввели. Зал славы признал, что он создан для людей, и мы крайне признательны за ту поддержку, которой мы не могли воспользоваться в прошлый раз».

В прошлый раз, когда группа Bon Jovi входила в Зал славы, она выступала в рамках церемонии открытия в 1995 году в качестве одной из «легендарных групп».

«В нашей компании были одни легенды, — вспоминает Джон. — Там были Чак Берри, Джерри Ли Льюис и Джонни Кэш. Мы выступали вместе с Эриком Бердоном (вокалист группы Animals), творчество которого в своё время оказало на меня огромное влияние. Тот вечер до сих пор жив в моей памяти. Это единственный раз, когда я побывал в Зале славы».

На вопрос, который задают, как минимум, одному номинанту каждый год, Джон ответил, что на церемонию пригласят всех, в том числе и бывшего басиста Алека Джона Сача и ушедшего из группы гитариста Ричи Самбору.

«Ричи и Алек собираются участвовать в торжестве. Алек приходил поприветствовать группу на стадионе [MetLife], а с Ричи мы не виделись пять лет. Как летит время! Мы рады снова увидеться с ними и собираемся пригласить их выйти вместе с нами [на сцену]. Это же праздничная церемония. Пусть придут и примут участие!».

А что насчёт списка песен? С этим немного сложнее, ведь у группы есть четыре хита, занявших первое место в Billboard Hot 100, и ещё один лично у Джона — его сольный сингл 1990 года «Blaze of Glory» («Сияние славы»), а обычный список для Зала славы включает не более трёх песен.

«Я экспериментирую с некоторыми идеями — ведь хочется представить всю музыку, а не только один-два альбома. Мы можем просто сыграть [хиты конца 80-х] «You Give Love a Bad Name» («Ты позоришь слово «любовь»), «Livin’ on a Prayer» («Живём молитвами») и «Wanted Dead or Alive» («Разыскивают живым или мёртвым»), но у нас много других песен. «Bad Medicine» («Плохое лекарство»), «I’ll Be There for You» («Я буду рядом с тобой»), как же не сыграть «Always» («Всегда»), «Bed of Roses» («Постель из роз»), «Keep the Faith» («Сохрани веру»)... Можно продолжать бесконечно. Может быть, начать с «Runaway» («Беглянка»)? Я не знаю!».

На вопрос о том, кто принял решение о номинировании группы, Джон сказал только, что у Зала славы свои правила.

Это номинирование — только одна из многих вех на личном пути Джона. Вместе с Самборой он стал членом Зала славы авторов песен, а в 2006 году группа стала членом Зала славы Великобритании. Но в истории группы было гораздо больше важных моментов.

«Первое, что приходит на ум — это выступление на Таймс-сквер после трагедии 11 сентября, многочасовой телемарафон и открытие сезона НФЛ. Полмиллиона людей на Таймс-сквер, собравшиеся на наше выступление, стали громогласным заявлением о том, что мы едины и не боимся. Ещё – благотворительный телемарафон в пользу пострадавших от [урагана] «Сэнди», прошедший пять лет назад. Нам есть, о чём вспомнить».

Но история продолжается. Bon Jovi готовится к туру 2018 года. Две новых песни уже готовы к включению в перевыпуск альбома «This House Is Not for Sale» («Этот дом не продаётся»), ставшего хитом номер один в 2016 году. Одна из песен — «Walls» («Стены») — рассказывает о том, что происходит в стране.

«Мы живём в безумном мире, и мне потребовался год, чтобы всё осознать и выразить в музыке».

Песня «When We Were Us» («Когда мы были «нами») имеет особенное значение для группы. «Одна песня из колонки А, другая — из колонки Б. Она создана специально, чтобы внести чуть больше разнообразия и позволить слушателям оценить новые треки».
По словам Джона, песни отражают развитие стиля группы, что, по его мнению, является основной причиной её долгой жизни.

«Хуже всего — это гнаться за популярностью. Чтобы попасть в Зал славы, музыка должна стать частью культуры и выдержать испытание временем. Если бы я в погоне за популярностью притворялся не тем, кем я являюсь, вряд ли у нас состоялся бы этот разговор».

У Джона есть одно особое пожелание на вечер церемонии.

«Я очень надеюсь, что Dire Straits снова воссоединятся на этот вечер. Это было бы здорово! Все в списке номинантов — великие музыканты, и если включить в него всех, кто этого заслуживает, то в него можно было бы добавить ещё человек пять. Непросто быть по другую сторону всего действия, но я хочу сказать всем остальным номинантам, что они великолепны».


Источник: «Вэрайэти».


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.