понедельник, 4 января 2021 г.

Секреты истории любви Джона Бон Джови и его жены Доротеи длиною в сорок лет

 



Джон и Доротея в своём доме на Лонг-Айленде с детьми.
Слева направо: Джесси, Джейкоб, Стефани и Ромео. Фото Дорона Гилда
 



Рок-музыкант и его школьная любовь рассказывают о том, как они сохраняют свой брак, об изоляции во время карантина со всеми четырьмя детьми и об учреждении благотворительного продовольственного банка.

Семь месяцев назад Джон Бон Джови жил в режиме рок-звезды – он готовился к выпуску пятнадцатого альбома своей группы и к очередным гастролям. Но в начале марта он вдруг стал просто встревоженным отцом и мужем.

Когда коронавирус превратился из назревающей угрозы в ужасающую реальность, 58-летний Джон в разговоре со своей женой Доротеей Бонджови (Dorothea Bongiovi, её фамилия в браке соответствует реальному произношению фамилии Джона) сказал: «Мы должны уехать из города. Мы должны забрать всех детей домой». Вскоре пандемия начала бушевать в Нью-Йорке, поэтому супруги покинули Манхэттен вместе с младшим 16-летним сыном Ромео и укрылись дома в Ред Бэнке, штат Нью-Джерси. К ним присоединились старшие дети: 27-летняя Стефани и 25-летний Джесси, которые путешествовали по работе, а также 18-летний Джейкоб, в то время живший в школе-пансионе. «Мы пробыли вместе в этом доме больше времени, чем за последние десять лет», – рассказывает Джон о днях, проведённых с семьёй в особняке во время карантина. В этом доме Джон и Доротея воспитали своих старших детей; он находится в 30 минутах езды от школы Sayreville War Memorial High School, где будущие супруги познакомились и влюбились друг в друга в 1980 году. Несмотря на изоляцию, Джон радовался вечерам, проведённым с семьёй за просмотром фильмов, и ярким домашним вечеринкам. «Около месяца вся наша семья была единым целым, – вспоминает Джон. – Потом старшие дети всё-таки "попрощались" и сбежали».

Поскольку запись альбома и гастроли были приостановлены, Джон и Доротея сосредоточили внимание на основанном ими благотворительном фонде Jon Bon Jovi Soul Foundation, созданном для помощи голодным и бездомным. Всего за пару недель фронтмен перешёл от дружеских бесед с принцем Гарри к изнурительному мытью посуды в одном из ресторанов сети Soul Kitchen, где люди платят за еду ровно столько, сколько могут себе позволить. Помимо этого, он разгружал собранные  пожертвования в продовольственном банке Soul Kitchen Food Bank, этим летом открытом на Лонг-Айленде. Полюбив друг друга ещё в старшей школе, тайно поженившись в Лас-Вегасе в 1989 году, супруги сблизились ещё больше на фоне этой благотворительной деятельности. «Мы – партнёры, – говорит 58-летняя Доротея. – Когда мы видим несправедливость или страдания других людей, мы хотим помочь. Нам очень повезло, что у нас есть такая возможность».

Карантин располагает людей к размышлениям, и Джон не стал исключением.

В альбоме Bon Jovi «2020», выход которого запланирован на 2 октября, есть фирменные «гимны» группы, а также два новых злободневных трека: о пандемии ("Do What You Can" – "Делай, что можешь") и о движении Black Lives Matter ("American Reckoning" – "Американская расплата"), написанные во время действия призывов оставаться дома. Новые песни тщательно обсуждались с Доротеей. «Она сказала: "Ты можешь лучше"», – рассказывает Джон о беспристрастной реакции жены на его ранние черновики. Эти песни кардинально отличаются от беззаботного альбома Bon Jovi «Slippery When Wet», определившего направление творчества группы в 1986 году. «Я вырос в прекрасном провинциальном городке среднего класса в Нью-Джерси, где люди усердно работали, чтобы воплотить американскую мечту, так что, я не мог тогда написать ничего другого, кроме "You Give Love a Bad Name" ("Ты позоришь любовь"), – говорит он. – Но если бы я попытался переписать "Bad Name" в мои 58, это было бы ужасно».

Сейчас, надев маску, Джон постепенно возвращается к жизни рок-звезды, а Доротея находится рядом с ним. Теперь супруги, которые всё ещё заканчивают друг за друга предложения, рассказывают о четырёх десятках лет, проведённых в любви, о взаимопомощи в тяжёлые времена и о взрослении детей. «Я самый счастливый, – говорит Джон. – Если я люблю то, чем зарабатываю на жизнь, значит, я поступаю правильно по отношению к моей семье и делаю мир чуточку лучше».

Расскажите о времени, проведённом на карантине. Изменились ли ваши приоритеты?

ДЖОН: Всё то же самое, но проще. Намного меньше разъездов, нет гастролей, нет записи песен, все дети долго оставались дома.

ДОРОТЕЯ: Семья и помощь окружающим всегда имели для нас самое важное значение. Мы принимаем участие в жизни общества, поэтому наши приоритеты не менялись. Мы оставались дома намного больше, чем когда-либо раньше, это точно!

Двое ваших детей уже жили отдельно на протяжении нескольких лет. Каково это было, опять собраться всем вместе под одной крышей?

ДОРОТЕЯ: Мы любим друг друга. Мы провели вместе больше времени, чем за много лет, но это было чудесно. Занимались выпечкой, готовкой, сплели много браслетов дружбы. Огромные пазлы собирали. В общем, занятий нашлось немало.

ДЖОН: И много фильмов. Вернулись к спорту. Слава Богу, начался футбольный сезон! Вот тогда я приободрился. Это моё любимое время.

Один ваш ребёнок ещё учится в школе. Готовы ли вы к тому, что скоро семейное гнёздышко опустеет?

ДЖОН: Как говорит Доротея, заканчиваем последний класс в четвёртый раз.

ДОРОТЕЯ: Да! Может, я наконец-то закончу школу! [Смеётся]

ДЖОН: Ждём этого с нетерпением.

ДОРОТЕЯ: Не быть привязанным к расписанию и иметь возможность путешествовать [было бы здорово]. Но нам нравится видеться с детьми. Мы же не собираемся куда-то исчезать.

Чем занимаются сейчас все ваши дети? Джон, вы вместе с Джесси ведёте бизнес, продавая вино Hampton Water Rosé.

ДЖОН: Однажды парень пришёл домой с отличной идеей. Теперь он 25-летний магнат.

ДОРОТЕЯ: Стеф работает вторым оператором…

ДЖОН: …кинооператором на телевизионном шоу, которое она очень любит. Джейк в Сиракузах изучает политологию и актёрское мастерство, а Ромео в школе.

Джейк переболел COVID-19 в марте. Как он сейчас?

ДЖОН: У Джейка была очень лёгкая форма, кишечная. Через три-четыре дня ему стало лучше, так что, нам повезло. У моих коллег по группе Дэвида Брайана и Эверетта Брэдли была тяжёлая форма. Дэвид сказал, что если бы он знал то, что знает сейчас, то завернул бы меня в пузырчатую плёнку, чтобы уберечь от последствий, которые имеет этот вирус на лёгкие. Троих моих знакомых больше нет с нами. Это было тяжело. Это реально.


Джон и Доротея основали благотворительную организацию JBJ Soul Foundation в 2006 году. В рамках программы «Soul Homes» организация помогла строительству доступного и комфортного жилья в 11 штатах и в Вашингтоне, округ Колумбия. Кроме того, они обеспечивают голодающих едой в трёх принадлежащих им ресторанах Soul Kitchen и в продовольственном банке Soul Kitchen Food Bank на Лонг-Айленде. «Если мы можем дать кому-то крышу над головой или накормить кого-то, то все просто: чтобы найти панацею, ученые тут не нужны», – говорит Джон.


















В начале пандемии вы вдвоём активно работали в Jon Bon Jovi Soul Foundation.

ДЖОН: Первые два месяца пять дней в неделю я мыл посуду [в ресторане Soul Kitchen в Ред Бэнк, Нью-Джерси]. Потом в свете событий, произошедших во время пандемии коронавируса, мы поняли, что нужно создать благотворительный продовольственный банк.

ДОРОТЕЯ: Мы узнали в Ист Хэмптоне, что спрос на продукты в благотворительных столовых сильно поднялся. Уже через три недели мы сделали первую доставку в столовые, а в целом доставили, даже не знаю, десятки тысяч порций еды. Я теперь могу управлять электрической гидравлической тележкой, а Джон – механической.

ДЖОН: Это тяжёлый труд!

Джон, ты столько лет был рок-звездой, но всё равно не потерял голову. Можно ли сказать, что Доротея – твоя опора?

ДЖОН: Вне всяких сомнений. Мы трудимся  над этим, но наслаждаемся друг другом и никогда не попадаем в ловушки, которые таит в себе жизнь знаменитости. Мы наблюдали, как постепенно это происходит с близкими нам людьми и с дальними знакомыми. Это то, чем я занимаюсь, а не тот, кем являюсь. Я пишу песни. У меня отлично получается их исполнять. И всё.

ДОРОТЕЯ: Я думаю, что в большинстве браков люди просто пытаются скоротать свою жизнь. А ещё я думаю, что если вы можете расти вместе, разделяете общие ценности и уважаете друг друга, то вы сможете…

ДЖОН: …выжить, определённо.

Тридцать один год – это большой срок, поздравляем!

ДОРОТЕЯ: Мы, наверное, познакомились, когда нам было по году отроду.

В чём секрет?

ДЖОН: Взаимное уважение. Вырасти вместе и расти как люди вместе. Мы действительно нравимся друг другу. Мы хотим проводить время вместе.

ДОРОТЕЯ: Я всегда говорила, что у меня хорошо получается распознавать потенциал. У меня такой дар.

Оглядываясь назад, помните ли вы, почему вас потянуло друг к другу?

ДЖОН: Она мне разрешала списывать историю! Как только я её увидел, меня сразу потянуло к ней, и с того времени ничего не меняется – уже 40 лет.

ДОРОТЕЯ: Он милый. Я поверхностная. Признаю! [Смеётся]



«Если кто-то [из нас] оступился, второй будет рядом, чтобы подставить плечо», –
Джон Бон Джови о своём браке


«Я могу лишь постараться делать это на привычном для меня уровне
и никогда не попасть в список под названием "Где они теперь?".
Я бы лучше ушёл вообще прежде, чем дотянул до такого,
– говорит Джон о 37-летней карьере группы.
– Я бы хотел, чтобы меня помнили за музыку,
которая делала людей счастливыми».







Оригинал: номер журнала «People» от 12 октября 2020 года.

Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.


 

1 комментарий:

  1. Шикарные)) Джон всегда нравился, как певец и мужчина. А он ещё и супер- муж, супер-отец и супер-человек!! Удачи этой прекрасной семье и здоровья!!

    ОтветитьУдалить