пятница, 2 октября 2020 г.

«Старость меня не пугает»: Джон Бон Джови о возрасте, наследии и понимании «когда приходит время уйти»


Фото Анн-Мари Карузо


Джон Бон Джови успел многое повидать и воплотить за свою почти сорокалетнюю карьеру. Ухоженные пряди его серебряных волос тому подтверждение. 

«Я заслужил эту седину, скажу я вам», – смеётся рок-легенда. «Я много раз проходил через боль и исцеление ран, чтобы стать тем, кто я есть. В своей профессии я пережил не одну смену тенденций, и мне даже пришлось оплакивать потерю участника группы, который просто не мог двигаться с нами дальше. Это было тяжело».

Джон имеет в виду давнего гитариста группы Bon Jovi Ричи Самбору, который публично боролся с зависимостью от запрещённых препаратов в течение многих лет и внезапно покинул группу в 2013 году. 58-летний Бон Джови говорит, что в последний раз он разговаривал с Ричи Самборой на церемонии вступления группы в Зал славы рок-н-ролла в 2018 году. С момента его ухода остальные участники группы стали только «ближе и сильнее», как говорит барабанщик Тико Торрес.

«Наша связь нерушима, – вторит ему клавишник Дэвид Брайан. – Как и мы, Джон вырос как личность, и он определённо вырос как автор песен».

Это подтверждает новый, пятнадцатый, альбом Bon Jovi «2020», вышедший в пятницу, в котором исполнитель взрывного хита «Livin' on a Prayer» откровенно поёт о нынешнем президенте, насилии с применением оружия и движении «Black Lives Matter». Название альбома намекает на год проведения выборов, но также и отражает взгляд в прошлое, с учётом накопленного опыта – 20/20.

«Этот альбом заявляет: "Я вижу, что происходит. Я прошёл через многое, а теперь начинается новый день"», – говорит Бон Джови. Спустя тридцать шесть лет после выхода одноимённого дебютного альбома группы в 1984 году Джон беседует с USA TODAY о долговечности, приближении к 60-летнему юбилею и пересмотре прошлых хитов.

Вопрос: У тебя уже были и хиты, и продажи, и награды. Что мотивирует тебя сейчас?

ДБД: Я не стремлюсь к каким-то цифрам. Не думаю, что когда-либо вообще стремился. Когда ты только начинаешь свой путь, всё это кажется недостижимым. Единственное, что меня волнует в моей карьере на данный момент, – это написание песен. Писательство – самый лучший способ ощутить бессмертие. То, что ты напишешь, переживёт тебя самого. Это всё, что мне действительно нужно. На втором месте запись музыки, ведь надо посмотреть, стоило ли оно того. А потом уже гастроли. На последнем месте, потому что это, конечно, потрясающе, но всё-таки я не живу гастролями. Я не живу для того, чтобы услышать аплодисменты. Это такой побочный продукт от написания песен.

В: Значит, больше нет ориентиров, которые ты хотел бы отметить галочкой?

ДБД: Честно говоря, сейчас я надеюсь в первую очередь наслаждаться процессом и сохранять при этом достоинство. Я не хотел бы оказаться в числе тех, о ком говорят: «И где они теперь?». Я в шутку говорю, что никто не любил толстого Элвиса. При всём моём уважении, всё-таки нужно понимать, когда пришло время уйти. Я всё ещё могу писать песни, и это самое главное для меня. А в остальном – буду жить так, как сочту нужным.

В: Есть ли песня или альбом, которыми ты гордишься больше всего?

ДБД: Во время самоизоляции из-за коронавируса я со скуки послушал несколько наших старых альбомов, чего я не стал бы делать при обычных обстоятельствах. Кто-то сказал, что наступила 25-я годовщина альбома «These Days», и я подумал: «Боже мой, 25 лет. Надо его послушать». Так что, я в шутку начал писать эти одноминутные рецензии (в Твиттере). Некоторые песни я люблю, а некоторые ненавижу ещё больше, чем я думал. И всё же, я смотрю на нашу дискографию и очень горжусь ею. Есть ли песни, за которые меня будут помнить? Скорее всего, ваш читатель скажет: «"Livin’ on a Prayer" просто гимн моей жизни» и станет дальше перечислять длинный список хитов. Но всё собрание песен говорит за себя, это очень круто.

В: Как ты думаешь, почему группа так долго существует?

ДБД: Мы связаны с целыми поколениями людей, и я никогда не пытался быть чем-то большим, чем я есть на самом деле. Я сформировался, я вырос на публике и уж точно не пытаюсь писать такие же песни, что мы исполняли в 1984-1986 годах. Я хотел развиваться и стать тем, кем я являюсь сегодня, и поэтому не мог просто переписывать такие песни как «You Give Love a Bad Name», «Blaze of Glory» или «Always». Наследие группы нерушимо. Эти песни много значат для многих людей, и я благодарен за это. Это Божий дар – получить работу, о которой мечтал в детстве, и иметь возможность заниматься ею до сих пор. Я самый счастливый человек в мире.

В: Я знаю, что впереди ещё пара лет, но как ты относишься к тому, что тебе исполнится 60?

ДБД: Я нормально отношусь к тому, что становлюсь старше, правда. Меня тянет к старшим. Люди, которыми я восхищаюсь, старше меня: если говорить о музыке, то это Пол Маккартни и Брюс Спрингстин, если футбол, то Роберт Крафт и Джерри Джонс, ну а в политике – президент Клинтон. Старение меня не пугает. Оно вроде как просто заставляет меня осознать, что нужно оставаться в добром здравии, чтобы иметь шанс рассказать о большем.


Оригинал публикации: USA Today


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.
 
 
Читайте также:  
 
«На глаза навернулись слёзы: Джон Бон Джови о смерти Джорджа Флойда, Колине Капернике и новом альбоме «2020»
 
 


Комментариев нет:

Отправка комментария