суббота, 18 апреля 2020 г.

Гарик Сукачёв рассказал историю знакомства с группой «Бон Джови»


Гарик Сукачёв в передаче «Квартирник НТВ у Маргулиса», вышедшей в эфир телеканала НТВ 17 апреля 2020 года. Фото Александра Комарова 



В передаче «Квартирник НТВ у Маргулиса», вышедшей в эфир телеканала НТВ 17 апреля 2020 года, Гарик Сукачёв рассказал историю знакомства с группой «Бон Джови».






Евгений Маргулис: 1989 год, фестиваль молодёжи, по-моему, и студентов «Рок против наркотиков». Музыканты прозвали это «Пчёлы против мёда». Фестиваль в конце концов вылился в серию таких весёлых пьянок-гулянок. Там же были иностранные звёзды. Пообщаться удалось? Такие же люди, как мы или лучше?

Игорь Сукачёв: Ну, говори, Серёга, говори…



Бас-гитарист группы "Бон Джови" Алек Джон Сач (в центре) с гитаристами группы "Бригада С" Сергеем Галаниным (слева) и Кириллом Трусовым (справа) в Зелёном театре Стаса Намина в Москве. Конец ноября 1988 года. Фото Олега Сальхова, звукорежиссёра "Бригады С"


Сергей Галанин: Предлагаю слово передать Воронову.

Евгений Маргулис: А, Сергей Воронов! Он же умеет с этими импортными ребятами говорить на их родном языке!

Игорь Сукачёв: Да, обладатель великолепных двух нерусских языков. Знаете, как было приятно… (когда началась перестройка, первые клубы… и сюда хлынули иностранцы, в Москву, в Питер) и вот как было приятно сидеть за каким-то маленьким столиком, а тут компания иностранцев, и мы сидим о чём-то разговариваем. И вдруг Сергей оборачивается к этим иностранцам и на чистом немецком языке начинает что-то им говорить. У них дикие лица были. Поэтому у него есть рассказы про ’89-й год.

Сергей Воронов: Про фестиваль я не расскажу, потому что, ты помнишь, мы с тобой в Нью-Йорке, и ты улетел на фестиваль, а я остался ещё месяца на два там, завис. Так что пускай Сергей (Галанин) расскажет.

Игорь Сукачёв: Нет, но на самом деле, если быть честным, то мы, как-то так вот, немножко сдружились с группой «Бон Джови». Даже общались, потому что сделали там вечеринку. А потом, когда я был в Нью-Йорке, мы встретились с Джоном. И он мне показал, где он в Нью-Джёрси жил. Я очень удивился, что на него никто не обращает внимания, мы сидели в… типа... кафе «Мороженое», без алкоголя… 

Евгений Маргулис: Ему хватило Москвы, ты знаешь…

Игорь Сукачёв: Нет-нет, он говорит: «Вот здесь мы мальчишками, школьниками, сидели, придумывали группу». И там были люди. Я говорю: «Странно, что к тебе никто не подходит, ты такая большая звезда…» Он сказал: «Ну, я местный. Меня здесь все знают». Я ему сказал: «Я тушинский, меня там тоже все знают».






Джон Бон Джови моет посуду в своём ресторане пять дней в неделю


15 апреля 2020 года Джон Бон Джови побеседовал с американским радиоведущим Говардом Стёрном. Вот часть интервью.






Джон Бон Джови: Пять дней в неделю я всё ещё посудомойщик в «Soul Kitchen».

Говард Стёрн: Ты кормишь людей, которым не хватает на еду. Это прекрасное дело. Говоришь, что выходишь из дома и идёшь и моешь там посуду?

ДБД: Пять дней в неделю, да. Cегодня.

ГС: И не беспокоишься, что надо находиться там?

ДБД: Нет, ресторан закрыт. Нуждающимся по-прежнему нужно есть, особенно сейчас. Местных волонтёрских организаций здесь нет. Им негде помыться. У них нет других ресторанов, где можно пообедать и позавтракать. Тем более, что есть нуждающееся население, которому нужно что-то есть. Так что... И я в самом деле мою посуду на кухне. Но не взаимодействую с теми, кто снаружи.

ГС: И ты не боишься подхватить COVID-19?

ДБД: Конечно, умираю от страха. Да. Я напуган до смерти. Вы знаете, у нас есть внутренняя и верхняя одежда. У нас есть маски и перчатки. И в добавок ко всему, у меня, наверное, самые чистые руки в Нью-Джерси, потому что они всё время в раковине, пока я там. Моя работа – мыть кастрюли, сковородки и посуду.



Источник фото: официальная учётная запись Джона Бон Джови в Инстаграм


ГС: Ты никогда не говорил этого раньше, ни в одном интервью. Хм… Какое приспособление удовлетворяет лучше всего? (Когда моешь посуду).

ДБД: Я тащусь от промышленной мойки, от той штуки, которая у неё наверху.

ГС: Да, брызгательная мышца.

ДБД: Но когда ты в ресторане, она используется как моечное оборудование. Это нужно в каждый дом. Я должен сказать тебе, когда я у раковины в прозрачном фартуке и кепке с этим «негодником»... это безумие, потому что при каждой возможности хочется направить его на шеф-повара и забрызгать её всю. Но мы не можем заняться этим, потому что это ресторан.

ГС: Ты готовишься к одному благотворительному мероприятию под названием «Jersey 4 Jersey» («Джерси для Джерси»), и в этот вечер, 22 апреля, ты собираешься объединиться с кучей звёзд: Брюсом Спрингстином, Челси Хэндлер, Тони Беннеттом, Дэнни Де Вито, Вупи Голдберг, Чарли Путом, Келли Рипой, Джоном Стюартом, Сизой... Сизой!

ДБД: Крисом Роком, Хэлси туда собирается. Это будет на SiriusXM 22 апреля, в семь часов, один час по длительности. Полностью акустика. Подключаться будут сами из домов.

ГС: Что будешь играть? Ты решил?

ДБД: Да, новую песню, которую я написал из-за этой пандемии, и которую добавлю в альбом, который теперь откладывается. Песня называется «Do What You Can» («Делай, что можешь»), она о ситуации, в которой мы находимся. Я впервые исполню её целиком. И затем, я, конечно, должен сыграть «Livin’ On A Prayer», потому что это очень важная песня для многих людей. Она словно возвращает нас к более светлым дням.

ГС: Ты думаешь? Ой, Господи… «Томми не мог работать в доках. Джина не работала в закусочной, а была отправлена в отпуск или ещё куда-то».

ДБД: Да, закусочная закрыта.

ГС: Ну, Джина, вероятно, будет готовить еду на вынос, верно?

ДБД: Очевидно.


Перевод Bon Jovi Russia

среда, 15 апреля 2020 г.

Джон Бон Джови о мытье посуды во время вспышки коронавируса и почему он не будет выступать на Супербоуле


Легенда рока также сообщает о здоровье клавишника группы Bon Jovi Дэвида Брайана




Мировые турне пришлось отменить, релизы альбомов – отложить. Музыкальная индустрия в целом балансирует на грани из-за пандемии коронавируса. Но у иконы рока Джона Бон Джови, фронтмена группы Bon Jovi, обладателя места в Зале славы рок-н-ролла, по-прежнему много работы. В прошлую среду легендарный артист принял участие в шоу Говарда Стерна, где сообщил, что он и его жена Доротея Хёрли целыми днями скоблят посуду в ресторане «JBJ Soul Kitchen». Этот ресторан был создан в рамках деятельности его благотворительного фонда, и здесь нуждающиеся семьи могут получить здоровую пищу местного производства.

«Пять дней в неделю я всё ещё посудомойщик в “Soul Kitchen”», – говорит Джон.





Говард и его соведущая Робин Куиверс были поражены: повсюду карантин, а Джон рискует собственным здоровьем, чтобы помочь обездоленным семьям. «Это просто прекрасное дело», – признаёт Говард.

Джон считает, что деятельность его фонда сейчас важнее, чем когда-либо: «Людям нужно есть, особенно сейчас. Им негде помыться, местного центра помощи, такого как YMCA, здесь нет; им негде пообедать или позавтракать, кроме как у нас».





Фронтмен Bon Jovi и герой Зала славы рок-н-ролла, по его собственным словам, «до смерти боится» подхватить вирус, но вместе c женой они принимают все возможные меры предосторожности. Он с юмором замечает: «Если уж на то пошло, у меня, наверное, самые чистые руки в Нью-Джерси, ведь они всё время в раковине, пока я нахожусь там».

Джон присутствовал на шоу через Zoom из своего дома в Нью-Джерси, где он проводит всё свободное от мытья сковородок и кастрюль время. Говард спросил, как они с семьёй держатся на карантине.

«У меня всё в порядке. Наблюдаю за тем, что творится вокруг. Невероятно, да? Как в каком-то плохом научно-фантастическом фильме», – говорит Джон. Как он рассказывает, пандемия тяжело отразилась на детях: один сын-подросток в недоумении, вернётся ли он снова в школу, а у другого не укладывается в голове, что выпускного не будет.

«Мы говорили об этом с ним вчера. Что если первый год колледжа придётся провести вот так, онлайн? – говорит Джон. – Это всё очень сложно, но сейчас нельзя скатываться в уныние».

Разумеется, отменяются не только учебные занятия и дискотеки. Любые большие скопления людей тоже под запретом. Учитывая, что в прошлом году Bon Jovi собирали полные арены и стадионы по всему миру, Говард поинтересовался, есть ли у Джона какие-нибудь соображения насчёт того, когда гастроли могут возобновиться.

«Возможно, мы никогда больше не поедем в турне. Это может быть конец всех гастролей, кто знает? – говорит Джон, добавляя: – я читал, что в 2020 году об этом не может быть и речи, в 2021 может появиться некоторая надежда. А в 2022 скажут: «Вы больше не можете собрать 50 000 человек». И что, тогда забыть о том, какие гастроли у нас были раньше?».

Ситуация осложняется тем, что в марте у клавишника группы Дэвида Брайана подтвердилась коронавирусная инфекция. Говард спросил о здоровье музыканта, которого хорошо знает, ведь тот неоднократно приходил на его шоу и даже участвовал в Wrap Up Show в 2018 году накануне включения группы в Зал славы рок-н-ролла.

«Он идёт на поправку. ... Голос гораздо бодрее. Месяц назад я очень сильно за него беспокоился, – говорит Джон, и добавляет: – Он борется с этой штукой уже больше месяца и все ещё до конца не оправился. Сейчас выздоравливает, но ему очень сильно досталось».

Гастроли теперь могут остаться в прошлом, но Джон всё же планирует выступать – не выходя из дома. 22 апреля он будет одним из хедлайнеров «Jersey 4 Jersey» – онлайн-концерта с целью сбора средств для Фонда помощи пострадавшим от пандемии в Нью-Джерси. Выступят преимущественно музыканты родом из Нью-Джерси: сам Джон, Брюс Спрингстин, Тони Беннетт, Холзи и SZA (Сиза), а также шоумены, такие как Крис Рок, Дэнни Де Вито, Вупи Голдберг, Джон Стюарт и Челси Хэндлер.

«Такое бывает раз в жизни [концерт]. Это для Джерси, от имени Джерси. ... Только акустика, все из дома. Любой бы хотел принять участие в таком шоу», – говорит Джон.

Прямое включение с таким насыщенным звёздным составом будет длиться всего час, но Джон надеется исполнить как минимум две композиции, среди которых «Do What You Can», написанная под вдохновением от пандемии: «Я исполню её вообще впервые. И, естественно, надо сыграть “Living on a Prayer”. Для людей эта песня многое значит, и вместе с ней мы перенесёмся в счастливые дни прошлого».





Во время разговора Говард заметил, что на стенах у Джона развешаны разные памятные вещи, связанные с кино и спортом, а потом Джон сам показал несколько своих любимых. Среди них была ношеная толстовка, которую ему подарил Билл Беличик, тренер команды New England Patriots. О любви Джона к футболу давно известно. В прошлом он владел командой лиги Arena Football League (AFL), а однажды даже пытался купить клуб «Баффало Биллс» из НФЛ .

«Футбол и футбольный бизнес – моя вторая страсть после музыки», – говорит он.

Однако у Говарда возник вопрос: как можно быть родом из Нью-Джерси и болеть за команду из Новой Англии?

«Там же мои ребята», – объясняет Джон. Он рассказывает, что подружился с тренером Беличиком в конце 80-х годов и с тех пор дружит там со всеми – от владельца клуба Роберта Крафта до его бывшего именитого распасовщика Тома Брэди, который в прошлом межсезонье перешёл в «Тампа-Бэй Бакканирс».

«Я их фанат уже так долго, что застал времена, когда Брэди был резервным защитником», – добавляет Джон.





Когда речь зашла о футболе, Говард поинтересовался, почему Bon Jovi, одна из самых успешных рок-групп в мире, никогда не выступала в перерывах на Супербоуле.

«Нет желания, – отвечает Джон. – Много лет назад я уже дал отказ».

«Почему?» – удивляется Говард.

«Мне не понравилось, что надо объединяться с другими людьми, а потом делить с ними нашу сцену… и вообще всё это давит, – говорит Джон. – Мне не хотелось выступать на Супербоуле в Нью-Джерси [в 2014 году], это как-то слишком банально. Ей-богу, что-то интересное для нас там было раньше [в 2011 году], когда Супербоул проходил в Далласе. Но мы не получили приглашения».

Джон не хочет выступать на Супербоуле, но признаётся, что его певческая карьера по-прежнему определяется любовью к футболу. Он говорит, что Том Брэди (который на прошлой неделе был у Говарда в шоу и делился своим отношением к работе) и певец Тони Беннетт вдохновляют его каждый день усердно работать, чтобы стать лучшим исполнителем.

«Я спрашиваю себя: “Том сегодня репетирует? Да? Ну, я думаю, мне тогда тоже надо [порепетировать]”. Если хочешь оставаться на высоком уровне, надо вкладывать своё время в то, чем занимаешься», – поясняет он.

Вокальная подготовка пригодилась. Сейчас Джону 58, и он говорит, что кричать в микрофон по вечерам стало гораздо сложнее, чем когда ему было 20–30 лет. Однако многолетние занятия с преподавателем по вокалу, которого ему порекомендовал член группы E Street Band и звезда сериала «Клан Сопрано» Стивен Ван Зандт, дали свои плоды: голос Джона сохранился довольно хорошо.

«[Мой голос] сильнее, чем когда-либо. Осталось только вернуться на сцену, чтобы иметь возможность использовать его снова на полную мощь», – говорит Джон.

Джон продемонстрировал свой талант Говарду и Бет в прошлом году, когда они пригласили его с женой провести у них выходные. В качестве своеобразного подарка на день рождения Джон взял одну из гитар Говарда и сыграл ему «The Story of Love», песню из готовящегося к выходу альбома «Bon Jovi 2020».

«Это был замечательный момент. Я его никогда не забуду, – говорит Говард. – Это было так необычно для тебя, сделать что-то подобное». 

Альбом должен был выйти в середине мая, но из-за пандемии коронавируса все сроки сдвинулись. Поклонникам группы придётся немного подождать. Также Джон сказал Говарду, что уже дал альбом Брюсу Спрингстину и сэру Полу Маккартни (он как раз был у Говарда во вторник) на оценку. Говарда сильно впечатлил тот факт, что гость его шоу получает обратную связь от двух величайших рок-исполнителей. Джон сказал, что в случае с Маккартни это даже не его заслуга.

«Это устроила моя жена, как она выразилась, свела нас через песочницу». Дело в том, что его жена Доротея и Нэнси, жена Пола, очень близкие подруги. «Пол сам пришёл. Мы сидели на диване, а я играл ему кучу песен с будущего альбома».

Говард поинтересовался, какими замечаниями могут обмениваться суперзвёзды в подобных ситуациях: «Как ты думаешь, он был абсолютно честен с тобой?».

Джон отвечает утвердительно: «Бывало, я тоже слушал готовящиеся к выпуску альбомы других людей. И там всегда можно подметить что-то хорошее, даже если бы ты сам сделал это совсем иначе. Но, мне кажется, у нас с Полом что-то вроде взаимного уважения, иначе он бы не пришёл ко мне домой, где всё равно услышал бы этот альбом».

Когда речь зашла о Маккартни, Говард спросил Джона про его привычку называть рок-легенду «Битл Пол». Джон сказал, что Пол задал ему тот же вопрос не так давно, когда они вместе ходили на концерт группы Eagles.

«Он спросил: «Почему ты называешь меня “Битл Пол”?» Я сказал: «Потому что я слишком стар, чтобы называть Вас “мистер Маккартни”, но слишком сильно уважаю Вас, чтобы сметь подумать, будто мы настолько близки, что я могу называть Вас просто “Пол”». Так что, я спросил: «Вам больше нравится “Ваше величество” или “Битл Пол?”».

«Ради Бога, он – Битл, а ещё он один из самых замечательных парней, которых можно встретить в жизни. Поэтому – “Битл Пол”».

Прежде чем попрощаться с Говардом и Робин, Джон Бон Джови, артист, филантроп и давний друг шоу Говарда Стёрна, сказал несколько добрых слов для всех, кто сейчас переживает пандемию: «Я надеюсь, все, кто нас слушает, принимают необходимые меры предосторожности и знают: нужно просто набраться терпения и остаться дома – слушайте Говарда. На самом деле, это единственное, что когда-нибудь сможет нас вернуть к нормальной жизни».




Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.


вторник, 10 декабря 2019 г.

Анонс нового альбома Bon Jovi: «2020» не для продажи (пока)


Фото Дэвида Бергмана


Наслаждаясь последним альбомом группы Bon Jovi «This House Is Not For Sale» («Этот дом не для продажи»), вышедшим три года назад, фанаты по всему миру даже не подозревали, что солист и автор большинства текстов группы Джон Бон Джови уже готовит новый. 

Песни для «2020», как будет называться этот многообещающий альбом, явно не написаны на коленке в гостиницах и автобусах — это выразительное и вдумчивое отражение безумного времени, в которое мы живём. Кроме бурлящих рок-хитов и трогательных баллад, воспламеняющих фанатов уже более 30 лет, в новый альбом, продюсером которого снова стал Джон Шанкс, войдут также глубокомысленные песни о семье и родительстве («Story Of Love» («История любви»)) и — что, возможно, ещё важнее — заставляющие задуматься даже на провокационные злободневные темы, такие как самоубийства ветеранов («Unbroken» («Несломленный»)) и стрельба в школах («Lower The Flag» («Приспустите флаг»)). В целом, «2020» определённо станет важным вкладом в наследие Bon Jovi и доказательством того, что Джон Бон Джови не перестаёт развиваться — как артист и как человек. В подробном интервью Pollstar Джон Бон Джови рассказал о новом альбоме и художественных решениях, которые он выбирал — и продолжает выбирать — после выхода альбома «This House Is Not For Sale».

Pollstar: Вы написали много песен для нового альбома, большинство из них — самостоятельно, и не стали осторожничать, мягко говоря. Многие певцы на вашем месте просто дали бы людям то, чего они ждут и хотят, то, к чему они привыкли. А Вы напираете, заставляете слушателей думать и задумываться. Мало кто поступил бы так на Вашем месте.

Джон Бон Джови: Я никогда в жизни не стал бы писать популярные песенки ради денег или коммерческого успеха. Меня такое совершенно не привлекает. Если я хочу что-то сказать людям, это должно быть правдой для меня самого — 57-летнего человека. И мы живём в действительно интересное время, так что я рискнул. Я не старался занять чью-то сторону, не пытался сказать: «Это плохо, вы плохие». Ведь на самом деле это не то, что происходит в стране, и я не хотел, чтобы меня поглотила эта буря. Но я посчитал, что будет верным написать «Lower The Flag». Ведь кто останется равнодушным, глядя, как мать или отец бежит через парковку, чтобы обнять своего ребёнка и поблагодарить Господа за то, что ребёнок остался жив? Мы живём в невероятное время, да? Так мне пришла в голову идея «Lower The Flag», и я очень горжусь этой песней. Я мог бы никогда не написать что-то вроде «Unbroken», я мог бы никогда не написать ни одну из этих песен, но я действительно горжусь тем, что всё же сделал это.

«Unbroken» — смелая песня. В том смысле, что Вы высказываете жёсткую критику, говоря от лица солдат, хотя сами никогда не были ни ветераном, ни солдатом. Вам нужно было полностью вжиться в эту роль, и если бы у Вас это не получилось, на Вас обрушилось бы всеобщее негодование. Но Вы смогли передать это в словах и музыке, вжились в роль так, как, наверное, уже очень давно не делали. Вы всегда выступаете в песнях в роли рассказчика, это Ваша роль как певца. Но в этой песне Вы действительно сами стали тем, о ком поёте. Это больше похоже на актёрскую работу. Вы не знали, как люди отреагируют. 

Нет. Не имел ни малейшего понятия. Я чуть не заболел от страха перед реакцией людей. Даже когда ты полностью уверен в том, что делаешь, ты не знаешь, какой будет реакция. Начало этой песни звучит так, словно парень просто сидит и дёргает одну струну гитары. И — как Вы сказали, и мне это очень приятно — причина в том, что я подумал, когда писал эту песню: «Этот рассказчик или солдат, как его ни назови, не гитарист, он не должен уметь хорошо играть». Он просто выражает весь свой искренний страх, и поэтому это звучит так [изображает звук гитарной струны]. Это всё, что он может сказать или сделать. И вот так я её и писал. И ничего не стал бы менять. Во время записи мы сохранили этот настрой. Нам потребовались сознательные усилия, чтобы после последней строки не перейти к припеву, а просто оставить всё как есть и повторить заново. Это не попсовая песня. Это просто рассказ.

Всё могло обернуться катастрофой. Я могу назвать провалившиеся песни, которые похожи [на «Unbroken»]. Вы их, возможно, знаете и наверняка согласитесь. Что касается «Lower The Flag» — в Америке половина слушателей воспримет её одним образом, вторая половина другим. Зависит от того, где её будут слушать.

Конечно.

Но Вы не показываете пальцем, Вы просто говорите: «Эй, давайте поговорим об этом, давайте подумаем об этом». Вы никого не обвиняете, и кто может возразить? Ведь мало что нужно нам больше, чем спокойное, рассудительное обсуждение вместо криков и выяснения, кто прав, а кто виноват.

Да. Там нет обвинений. Там нет ничего о чрезвычайной опасности или законе о ношении оружия. Никто не может сказать, что в этой песне говорится что-то нехорошее о тех, кто носит оружие. Но любой человек — даже не родитель — не сможет равнодушно читать обо всех городах и школах, где такое происходило и происходит. И, как рассказчик в этой песне, не сможет не сказать своему коллеге: «Приспустите флаг».

Что Вас вдохновило на это? Одних новостей, конечно, недостаточно, я понимаю. Вот этот парень, Джо, и его фраза «Приспустите флаг» — это сделало песню реалистичной, а не просто поучительной.

Ну... Можно сказать, это было озарение. Просто однажды воскресным утром я увидел в новостях про стрельбу в Дейтоне и о том, что там происходило. И я просто начал перебирать струны, и вдруг песня сложилась. Я закончил её довольно быстро, всего через пару-тройку дней. Я продолжал над ней работать и понимал, что у меня получается что-то необычное. Я был очень горд, но никак не мог придумать название. Тогда я просто сел и спросил себя: «Ну, и как же назвать эту песню?». И ответил себе: «У неё нет нормального припева». И тогда я вспомнил песню «Ohio» Нила Янга. Я сказал себе: «Ага, что ж... [поёт] Четверо мертвы в Огайо». А затем: «Похоже, вот оно, название».  Если вслушаться, у этой песни нет второго куплета. [поёт] Нет, нет, нет, нет, нет... Это цепляет, но это не куплет. Написав песню, я стал играть её многим людям, в том числе Шанксу. И я сказал: «Не понимаю, почему Нил, такой отличный поэт и артист, не написал второй куплет и оставил всё вот так». И Шанкс ответил: «Это цепляет». А я возразил: «Но моя песня не должна цеплять, она должна рассказывать историю». И у меня всё ещё не было названия. Тогда я просто повторил в последней строке первую и сказал: «Вот и название — приспустите флаг». Потому что песня именно об этом.

Даже эта связка была для меня совсем другой [поёт]: «Если нам есть, о чём говорить, давайте поговорим». Мне оставалось написать инструментальную часть. И я её придумал, написал и пошёл со всем этим в студию. У меня всё было готово, и я взял с собой [басиста] Хью [Макдональда], [барабанщика] Тико [Торреса] и Шанкса. Я играл на гитаре, а потом мы слушали запись этой игры, и Тико начал постукивать по барабанам. Тогда мы поняли, что [барабаны] не помогают, они мешают развитию песни. Мы поняли, что в этой песне не должно быть барабанов. И так вышло, что он [Тико] прилетел с нами в Калифорнию, но так и не играл, потому что мы осознавали, какой у нас текст, и хотели просто рассказать историю.

В этом альбоме отчётливо выражены также чувства родителей. Такое часто встречается в ваших песнях, обычно одна-две песни в альбоме. Но здесь это чувствуется ещё сильнее. Например, «The Story of Love» — это нетипичная для вас песня. По тематике она схожа, но вокал и исполнение в какой-то мере отличаются от вашей обычной манеры. Кажется, что слушаешь альбом «This House Is Not For Sale», живёшь в его мире, погружаешься в него. А потом осознаешь, что это нечто совершенно новое, но не менее мощное и сильное, а вы всё так же увлечены своим делом. Вчера мы были без ума от «This House Is Not For Sale», а сегодня новый альбом заставляет нас на минуту забыть о нём. Похоже, у вас начинается ренессанс карьеры.

Было бы здорово, это и есть моя цель. Записывая каждый новый альбом, любой артист хочет, чтобы это стало новым ренессансом.

В этом альбоме у вас есть и лёгкие песни, те, которых обычно ждут люди, но даже с ними альбом нельзя назвать халтурным. Например, песня «Beautiful Drug» — она кажется мне знакомой, но я не могу вспомнить, откуда. Вы всё ещё узнаваемы, но этот альбом привлечёт внимание. Не то что «Runaway» — не в том смысле, что с «Runaway» что-то не так, но в этом альбоме Вы написали тексты многих песен. Как считаете, Вас достаточно серьёзно воспринимают в этом отношении? Я бы не сказал, что Вас достаточно высоко ценят как автора песен. 

Ну, да, ничего не поделаешь. Я не знаю, как завоевывать серьёзное отношение кроме того, что я за все эти годы написал много хитов, с этим не поспоришь, верно? Может быть, иногда мешает коммерческий успех. Мне больше нет нужды за что-то бороться. Я делал это слишком долго, на слишком высоком уровне и получил слишком отличные результаты. Кто бы что ни говорил, так оно и есть.


Источник: «Поллстар».


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.


вторник, 26 ноября 2019 г.

Совет от «Душевных кухонь Джона Бон Джови»: «Выбери себе хорошее дело и занимайся им»





Для большинства людей Рэд-Бэнк — просто станция транзитной железной дороги в Нью-Джерси. Но всего в нескольких метрах от громыхающих вагонов есть место, где можно почувствовать себя почти как дома.

Это JBJ Soul Kitchen («Душевная кухня Джона Бон Джови»), где пять дней в неделю подают классические блюда фермерской кухни. Эти восхитительные блюда предназначены для нуждающихся, что делает это место не столько рестораном, сколько приютом.

Джон Бон Джови стал сооснователем данного заведения восемь лет назад, превратив бывшую автомастерскую в ресторан, в котором никогда никому не отказывают.





Принцип работы таков. В меню отсутствуют цены. Посетителей просят внести пожертвование в размере 20 долларов, которое покроет стоимость их блюда и плюс чьего-то ещё. Если же у вас нет средств, чтобы внести пожертвование, вы можете оказать услуги в обмен за ужин, например, вымыть посуду.

На самом деле эта идея — детище супруги Бон Джови, Доротеи Хёрли.

— Однажды она склонилась над спинкой дивана и произнесла: «У меня есть идея», — вспоминает Бон Джови. — Идея оказалась гениальной.

Действительно гениально: почти все сотрудники — волонтёры, большая часть еды предоставляется безвозмездно и каждый вечер практически все места заняты примерно наполовину благотворителями и наполовину — теми, кто не знает, где сможет поесть в следующий раз.

— Голодные люди выглядят не так, как рисует себе ваше воображение, — говорит Хёрли. — Это прихожане из одной с вами церкви. Это ребята, которые ходят в школу с вашими детьми. И я полагаю, это повергло местное сообщество в шок, поскольку они считали, что «у нас здесь нет бездомных». Они окидывают взглядом наш ресторан, и я говорю: «Я могу назвать пятерых бездомных, которые находятся в этом ресторане прямо сейчас, но они выглядят совершенно не так, как вы ожидаете».

— Они выглядят не так, как нам диктуют стереотипы? — спрашивает Смит.

— Верно.

Неудивительно, что заведение процветает. Местная кухня действительно хороша, а присутствие звёздной личности только на пользу ресторану.





Конечно, Джон Бон Джови — артист, обладатель Грэмми, за плечами у которого миллионы проданных пластинок, не говоря уже о количестве билетов на концерты. Джон и Доротея познакомились в старшей школе и (к великой печали поклонниц) поженились в 1989 году. Доротея утверждает, что довольна жизнью в тени знаменитого человека.

Смит интересуется: 

— Я слышала, вы рассказывали историю о том, что, когда вы вместе ходите ужинать, то как раз вас частенько забывают обслужить?

— Это действительно так, — отвечает Доротея, — потому что все так заняты тем, что хочет мистер Бон Джови. А я только пытаюсь вставить: «Можно мне?..». И всем приносят еду, кроме меня. И это стало чем-то вроде дежурной шутки в нашей семье. Или мне приносят не то, что я заказала, или — я просто сдаюсь и ем то, что дают.

— Это правда, — смеётся Бон Джови. — Это смешно, хотя довольно грустно.

— Я уже привыкла, всё в порядке, — отвечает она.

Но ей также хочется поделиться хорошей идеей, одной из последних: уже в следующем году JBJ Soul Kitchen («Джей-би-джей Соул Кичен») откроется в совершенно неожиданном месте — в студенческом городке Ратгерского университета в Ньюарке.





На прошедшей неделе преподавательскому составу университета был предложен предварительный вариант идеи, и Бон Джови обратился к собравшимся со словами: «Друзья, нам нужна ваша помощь, чтобы о нас узнали, потому что мы можем готовить прекрасную еду, но, если студенты не будут приходить, наша идея обречена на провал».





— Почему вы выбрали студгородок? — интересуется Смит.

— Отправляя своих детей учиться, после всех расходов на обучение, учебники, проживание вы не задумываетесь, что им остаётся на питание, — поясняет Бон Джови. — Начнём с того, что очень немногие питаются в столовой. Именно поэтому они едят лапшу быстрого приготовления. Людям кажется, что это нормально — усердно учиться и питаться лапшой быстрого приготовления. Но что если это единственное, что вы можете себе позволить?

Следует отметить, что музыкальная карьера Бон Джови не стоит на месте. Он даже закончил записывать новый альбом на прошлой неделе. Но борьба с голодом важнее. Помимо ресторана в Рэд-Бэнк Soul Kitchen также есть ещё в Томз-Ривер, и благотворительный фонд JBJ Soul Foundation («Джей-би-джей Соул Фаундейшен») планирует открытие новых ресторанов там, где они нужны.

— Принимая во внимание все проблемы, существующие в мире сегодня, ваша деятельность внушает вам надежду? — спрашивает Смит.

— Знаете, она возрождает веру в человечность, — отвечает Хёрли, — потому что, как мне кажется, люди, при наличии соответствующих возможностей, всегда помогут другому человеку. Мы видим это постоянно в наших заведениях.

— И каково это, если сравнивать с ареной, заполненной кричащими фанатами?

— Безусловно, это несравнимо с выступлением или написанием песен, — отвечает Бон Джови. — Но главная наша награда в конце рабочего дня — это схожее чувство выполненного долга. Поэтому я люблю повторять: чтобы чувствовать себя хорошо, нужно поступать хорошо, понимаете?

— Выбери себе хорошее дело и занимайся им.


Источник: "Си-би-эс Ньюс". 


Перевод на русский язык выполнен агентством переводов «Лингвиста» специально для Bon Jovi Russia.